subscribe
Позвоните нам: (495) 225-9447
информация

К вопросу об изменениях в Соглашении об избежании двойного налогообложения между Республикой Кипр и Российской Федерацией

16 апреля 2009 года представителями Министерства финансов Республики Кипр (далее – Кипр) и Минфина Российской Федерации (далее – РФ) был подписан Протокол, дополняющий соглашение об избежании двойного налогообложения между обеими странами от 1998 года. Ратификация Протокола ожидается в 2009 году, большинство вносимых изменений вступают в силу с 1 января 2010 года.

Подписание этого документа вызвало широкий отклик в российской деловой прессе. Суть большинства комментариев сводится к хлестким заголовкам редакционных статей и деловых обзоров – таким как “Конец эры Кипра”, “Смерть кипрского оффшора” и др. Среди российских СМИ только ленивый не опубликовал соответствующие комментарии, начиная с самых крупных бизнес-изданий и заканчивая региональной деловой прессой.

Мы специально до сих пор ничего не публиковали на данную тему (кроме краткого новостного релиза), постаравшись “дать пене осесть” и внимательно изучить как первоисточник, так и комментарии крупнейших новостных агентств, крупных международных юридических компаний, международных аудиторских фирм.

Сейчас, по прошествии почти месяца с даты подписания Протокола, можно, как нам кажется, подвести итоги и дать взвешенные комментарии к изменениям, вносимым в Соглашение об избежании двойного налогообложения между Кипром и РФ (далее – Соглашение).

В общем и целом, данным Протоколом вводятся в действие следующие изменения и дополнения в Соглашение:

  1. Налогообложение при выплате дивидендов, процентов и роялти.
    Ставки налога у источника при выплате данных видов дохода остались без изменений (напомним, что в соответствии с положениями действующего Соглашения эти ставки составляют 5% или 10% при выплате дивидендов и 0% при выплате процентов и роялти). Единственным нововведением можно считать изменение условия, при котором ставка налога у источника при выплате дивидендов составляет 5%: если ранее Соглашение устанавливало, что данная ставка применяется при размере вклада материнской компании в уставной капитал дочерней, равном 100 000 долларов США и более, то теперь валюта взноса в уставной капитал заменена на евро. Соответственно взнос в уставной капитал, при котором применяется ставка налога у источника в размере 5%, теперь составляет 100 000 евро.Изменено также определение понятий “дивиденды” и “проценты” в полном соответствии с последней моделью налогового соглашения, разработанного Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР): теперь, например, в понятие “дивиденды”, помимо платежей дохода по находящимся в собственности компании акциям и депозитарным распискам юридических лиц, включены платежи дохода по акциям фондов взаимного инвестирования и аналогичных структур, оказывающих услуги по коллективному инвестированию средств.
  2. Налогообложение доходов в виде прироста капитала при продаже акций дочерних компаний, владеющих недвижимым имуществом.
    В настоящее время действующим Соглашением определяется такой порядок налогообложения возникающих в ходе вышеуказанной операции доходов, при котором все налоги платятся налогоплательщиком по месту своей резидентности. Проще говоря, если кипрская компания продает принадлежащие ей акции российской компании, основным активом которой является недвижимость в РФ, налогообложение полученной при этом прибыли будет осуществляться только на Кипре. При этом налогообложение сделок по продаже акций (и любых других видов ценных бумаг) на Кипре отсутствует как таковое, чем, естественно, активно пользовался российский бизнес. Теперь же (опять и снова в полном соответствии с последней моделью налогового соглашения, разработанного ОЭСР) прибыль по таким сделкам будет облагаться налогом по месту нахождения недвижимости, то есть в нашем примере – в РФ. Исключение составят случаи, когда получателем прибыли по таким сделкам будут негосударственные пенсионные фонды, страховые фонды для персонала компаний, государственные структуры Кипра и РФ.Данное изменение вступит в силу с 1 января 2014 года.Это, безусловно, несколько осложнит жизнь соответствующим инвесторам, но, если честно, не сильно. Даже без глубокого анализа вновь возникающей ситуации и путей минимизации сопутствующих ей налоговых потерь можно назвать несколько вариантов решения данной проблемы. Таких, которые не так уж сильно удорожают схему владения недвижимостью.
  3. Ограничение льгот
    В Соглашение будет включена соответствующая статья, ограничивающая возможности использовать заложенные в него (Соглашение) льготы лицами, не являющимися налоговыми резидентами сторон (Кипра и РФ). Речь идет о структурах, созданных за пределами Кипра и РФ и впоследствии получившими статус налогового резидента в одной из сторон Соглашения (на самом деле речь идет, конечно же, только о Кипре) с целью пользования льготами Соглашения.И в этом случае стороны привели положения Соглашения в соответствие с последней моделью налогового соглашения ОЭСР, и не более.
  4. Другие изменения
    Сторонами внесен и ряд других изменений в Соглашение. Ожидается, что все они вступят в силу с 1 января 2010 года. Изменены, в частности, определения понятий “резидент” и “постоянное представительство”; порядок налогообложения доходов, получаемых от транзита грузов; положения статьи, регулирующей процедурную часть исполнения Соглашения. Все они приведены в соответствие с положениями последней модели налогового соглашения, разработанной ОЭСР.

И, наконец, то, из-за чего российские СМИ взахлёб предрекают “смерть кипрского оффшора”: изменение статей Соглашения, регулирующих порядок обмена информацией и помощь в сборе налогов.

Сначала кратко о вводимых в эти части Соглашения изменениях. Действующие в настоящее время статьи 26 “Обмен информацией” и 27 “Помощь в сборе налогов” (ну да, именно “действующие”. А вы что, думали, их раньше не было? Такие статьи были всегда) приведены в соответствие с… Чем бы Вы думали? Ну да, все с той же моделью соглашения, разработанной и рекомендованной ОЭСР. И это все… И с чего тогда столько шума?

Для полноты информации добавим, что точно такие же положения об обмене информацией содержатся в подавляющем большинстве соглашений об избежании двойного налогообложения, заключенных РФ с другими странами, например, с Великобританией, Данией, Австрией, Швейцарией (специально перечисляем страны, давно и активно используемые российским бизнесом в целях международного налогового планирования и защиты активов). Основной ужас российского бизнес-бомонда вызывает то, что (цитируем по газете “Ведомости”):

“…Меняется и порядок запроса – теперь это административное требование, которое не нуждается в судебной проверке. В рамках таких запросов киприоты обязуются накладывать обеспечительные меры”.

“Ведомостям” вторит “Коммерсант”:

“Согласно протоколу, теперь обмен информацией между регулирующими органами не будет ограничиваться только налоговой информацией. Также запрещено отказывать в предоставлении регулирующим органам банковской информации, а также информации, находящейся у финансовых институтов, номиналов, агентов”.

Все вышеизложенное в общем и целом соответствует действительности (хотя стоит заметить, что “дьявол – в деталях”). Но не потому, что киприоты “сдались” перед напором российских налоговиков и решили “сдавать” своих клиентов. Основная причина в том, что на самом Кипре изменилось законодательство, регулирующее порядок предоставления соответствующей информации, оно приведено в соответствие с регулирующими предписаниями Евросоюза, членом которого Кипр является с 1 мая 2004 года. Соответственно изменяются и регулирующие данные вопросы статьи соглашений об избежании двойного налогообложения, заключенных Кипром с другими странами, отнюдь не только с Россией.

Теперь немного о самом порядке обмена информацией, т.е. о тех самых деталях (об этом, кстати, российские СМИ молчат, как в рот воды набрали).

Начнем с того, что обязательными условиями, при которых такой обмен вообще может быть осуществлен, являются:

  • запрос на получение информации должен прийти из страны, которая имеет перед Кипром аналогичные обязательства по обмену информацией;
  • предоставление информации по запросу может быть осуществлено только после тщательного рассмотрения запроса офисом Генерального прокурора Кипра и только после получения его письменного разрешения на предоставление информации (курсив наш);
  • право на юридическую защиту конфиденциальной информации, полученной в процессе профессиональной юридической деятельности (это именно то, что в просторечии именуется “адвокатской тайной”), и любая конфиденциальная информация, полученная профессиональным юристом от своих клиентов, не может быть раскрыта третьим лицам иначе, как по решению кипрского суда.

Запрос по обмену информацией, полученный налоговыми органами Кипра, должен содержать следующие основные положения:

  • Полную и детальную информацию о лице, в отношении которого проводится соответствующее расследование, позволяющую однозначно идентифицировать данное лицо;
  • Детальное описание требуемой информации, формы и способа, которыми запрашивающая сторона предпочла бы получить такую информацию;
  • Цели, в которых требуется получение запрашиваемой информации (они должны носить именно налоговый характер – в соответствующей статье Соглашения сказано дословно следующее: “Компетентные органы Договаривающихся Государств обмениваются информацией, необходимой для выполнения положений настоящего Соглашения или внутреннего законодательства Договаривающихся Государств, касающихся налогов, на которые распространяется настоящее Соглашение…” – курсив наш);
  • Причины, по которым запрашивающая сторона считает вероятным, что налоговые органы Кипра располагают требуемой информацией, либо что ею располагает или имеет к ней доступ другое лицо с постоянным местопребыванием на Кипре;
  • Точные имя и адрес лица (лиц), которое, по мнению запрашивающей стороны, располагает соответствующей информацией;
  • Декларацию о том, что запрашивающая сторона использовала все имеющиеся в ее распоряжении способы и средства для получения запрашиваемой информации в собственной стране.

Все вышеизложенные детали, безусловно, не делают получение российскими налоговыми органами информации, в том числе и конфиденциальной, о структуре владения и об операциях кипрских компаний, де-факто принадлежащих россиянам, невозможной и невероятной. Но, согласитесь, где тут идет речь о неком “автоматическом сливе” всей базы данных со стороны кипрских налоговиков по первому же звонку и/или письму их российских коллег? А ведь именно об этом можно прочитать на страницах российской деловой прессы, услышать по радио и увидеть на каналах ТВ.

Так какие же все-таки выводы для себя может и должен сделать российский бизнес? Бежать с Кипра сломя голову? По нашему мнению, это было бы по меньшей мере неразумно. Во-первых, куда именно бежать? Что, разве остались еще юрисдикции, мужественно противостоящие прессингу со стороны тех же ОЭСР, ФАТФ, США, ЕС, а теперь еще и “Большой двадцатки”? Вот перечень стран, традиционно считавшихся “бастионами” конфиденциальности и банковской тайны, но подписавшими соответствующие соглашения об обмене информации с США и ЕС в этом году: Австрия, Андорра, Бельгия, Лихтенштейн, Люксембург, Монако, Швейцария. Во-вторых и в главных, а зачем бежать? Существующий в настоящее время постоянный прессинг со стороны так называемых “развитых государств” на страны, славящиеся традициями уважения к конфиденциальности и приватности, будет только нарастать. Как и борьба все тех же так называемых “развитых государств” с так называемой (этими самыми “развитыми государствами”) “недобросовестной налоговой конкуренцией”. Это надо просто принять как факт, как данность, и учиться жить и работать с учетом этого тренда. Рецепты непрямого, но эффективного и юридически корректного противостояния неуемным аппетитам “большого брата”, были, есть и будут всегда. Другое дело, что редакционная статья – не место для их детального анализа и публичного обсуждения. “Деньги любят тишину”:.

Вы можете получить любую интересующую Вас дополнительную информацию, обратившись к нам.